1988-1989

Молодежные чемпионаты мира (до 20 лет)



ЧЕМПИОНАТ МИРА СРЕДИ МОЛОДЕЖИ ДО 20 ЛЕТ 1989 ГОДА. ПРЕССА
15.01.1989. Роберт Черенков: «Биография победы»
15.01.1989. Футбол-Хоккей.


Из американского города Анкоиджа, где, как уже сообщалось, победой советских юниоров завершился очередной чемпионат мира, возвратились первые чемпионы 1989 года. По просьбе нашего корреспондента впечатлениями о соревнованиях делится главный тренер сборной СССР, кандидат педагогических наук, заслуженный тренер РСФСР Роберт Черенков.

Вспоминать о победах, конечно, всегда приятно. Но мне не хотелось бы говорить только о них. Не менее важно остановиться и на причинах, которые могли помешать нам занять первое место, о проблемах, которые не исчезли в номом году. . .

Признаюсь, мое назначение на должность главного тренера молодежной сборной даже для меня явилось большой неожиданностью. Дело в том, что после болезни я три с лишним года не был непосредственно связан с хоккеем. Тем не менее предложение руководителей Управления футбола и хоккея Госкомспорта СССР принял без долгих колебаний и вместе с Валентином Гуреевым в августе приступил к подготовке к чемпионате мира.

Положение осложнялось отсутствием необходимой информации об игре сборной на предыдущем чемпионате, хотя он, как известно, проходил в Москве. Не было даже плана подготовки, который давал бы нам возможность не начинать все с нуля, а опереться на работу предшественников. Единственное, что было заранее известно, - первый учебно-тренировочный сбор проходит в августе.

Он состоялся, но получился странным. Странность заключалась в том, что по заранее, без нас, новых тренеров, составленному плану, кандидаты в сборную вызывались на разные сроки. Например, после четырех дней состав обновился на 30 процентов, через несколько дней — еще на 20 процентов и т.д. В результате за три недели были проверены 38 игроков.

В том же месяцев две команды в Швеции и США. По Положению о чемпионате мира в нем имели право участвовать хоккеисты не старше 19 лет. Казалось бы, разумно было сформировать эти сборные не по возрасту (как это было сделано — в одной — 19-летние, в другой 17-18-летние ребята), а по силе игроков, объединить в одной команде основных кандидатов, а в другой — остальных. Но этого не было сделано — выездные документы были оформлены заранее, поэтому старшая команда отправилась на «турнир четырех» в Швецию, где, кстати, заняла второе место, а младшая провела ряд товарищеских матчей в США. Такое разделение будущих участников чемпионата мира, конечно же, не способствовало сплочению коллектива, отработке тактических вариантов. Немаловажно и то, что мы с Гуреевым были в Швеции, и об игре вероятных кандидатов из младшей команды пришлось судить с чужих слов.

Следующий раз мы собрались лишь в конце октября, когда в чемпионате страны наступил небольшой антракт. Мы съездили на два товарищеских матча в ЧССР. Первую встречу выиграли, а вот вторую — крупно проиграли. Сегодня об этих играх, может быть, и не стоит вспоминать, если бы они не имели серьезных последствий в Анкоридже.

Основной этап подготовки начался в декабре, на учебно-тренировочной базе сборных команд СССР в Новогорске, где у нас были все условия для плодотворной работы, хорошего отдыха.

Мы жили вместе с хоккеистами первой сборной, тренировались на одном катке. Постоянное общение, безусловно, помогло нашим ребятам. Часто с ними беседовали Крутов, Макаров, Быков, Мыльников, и молодым хоккеистам приятно было внимание старших товарищей. Особенно хотелось бы сказать добрые слова Вячеславу Фетисову, который за день до отъезда команды на чемпионат специально встретился с нашими ведущими игроками и долго разговаривал с ними. Думаю, его советы не пропали даром.

В Анкоридж мы вылетели 20 декабря. Когда приземлились там; то, откровенно говоря, многие из нас был приятно удивлены. Соседство нашей Чукотки невольно рисовала Анкоридж как город, засыпанный снегом, с трескучими морозами, с эскимосами на каждом шагу. Но мы увидели на берегу незамерзающего залива современный американский город с многоэтажными зданиями в центре и невысокими коттеджами вокруг него, с 300 тысячами приятных людей разных национальностей и рас, сразу оказавших, кстати, нам радушный прием. Поразил и мягкий климат: за две недели проживания в Анкоридже температура не опускалась ниже -7 градусов по Цельсию, ни разу не подул даже умеренный ветер.

Все участники жали в современном отеле «Анкоридж». Каждая команда имела в своем распоряжении целый этаж. Тренировались и играли в двух дворцах спорта: один — в центре, другой — в горах, в получасе езды от отеля. Мы, например, шесть матчей провели в главном дворце и только один (с финнами) — в загородном. Приятно удивили нас игровые площадки — обе оказались стандартных, привычных для нас размеров, что позволило всем ведущим европейским командам чувствовать себя уверенно.

Но главная трудность — акклиматизация. Разница с Москвой в 12 часов долго давала о себе знать. Днем все засыпали, как говорится, на ходу, а ночью мучились от бессонницы, поэтому в дневное время мы старались занять ребят, отвлечь от сна, сознательно накапливая усталость. Еще до начала турнира ребята быстро нашли контакт с местными любителями хоккея, бегло общались с ними на английском языке.

Чемпионат хорошо освещался в прессе, по телевидению. К сожалению, наша сборная оказалась единственной, приехавшей без корреспондента. На послематчевых пресс-конференциях обязательно присутствовали тренеры и по два игрока из игравших команд. После первых же матчей многие журналисты интересовались, когда же советские хоккеисты будут играть в НХЛ. По их мнению, с такими игроками, как Могильный, Ивашкин, Сорокин, Буре, Федоров, Христич, Сидоров, хозяева клубов заключили бы контракты сразу после окончания чемпионата.

Накануне турнира мы сыграли товарищеский матч с хоккеистами США. Выиграли. Но дело не в результате. Встреча получилась весьма поучительной, в том плане, что мы увидели, как будут играть соперники, как будут судить арбитры. Должен заметить, что судейство на чемпионате было объективным, но непривычным для нас: правила разрешали по сути любую задержку, если клюшка была поднята не выше пояса, или руки отпускали соперника до того, как прозвучит свисток судьи. Словом, разрешалось все, кроме подлости, ударов сзади, опасной игры. . . и пререканий с арбитрами. Например, в первом матче чемпионата наш защитник Сорокин только развел руками, как судья удалил его на 10 минут за недисциплинированное поведение.

Начали мы чемпионат матчем с командой ФРГ. В легкой победе не сомневались и до выхода на лед. Но нам важно было, как говорят в таких случаях, вкатиться в турнир, сразу набрать скорость, снять психологический груз, неизбежный в начале любого соревнования. Нам это удалось вполне, и на следующую игру — с хозяевами ребята вышли с хорошим настроением.

Сборная США не без оснований считалась одним из главных претендентов на высокое место. Своеобразие этой команды в том, что она может играть как в европейском, комбинационном, так и в чисто канадском стиле. Когда американские хоккеисты сбивались на пробросы в чужую зону, на борьбу за шайбу на пятачке, они многое теряли.  Снами же они играли жестко, самоотверженно, не жалея не только соперников, но и себя, не забывая при этом о многоходовых комбинациях, о частых бросках по воротам Ивашкина.

Нелегко пришлось в ходе всего матча, хотя начало получилось обнадеживающим: на первых минутах мы дважды получили численное преимущество, и звено Федорова забросило две шайбы. Этот запас позволил нашей команде контролировать игру до финальной сирены.

Увы, два матча принесли нам не только четыре важных очка: некоторые игроки, в том числе капитан команды Могильный, получили травмы, поэтому в день отдыха не все ребята вышли на лед.

Матч с командой Швеции стал ключевым. Два года назад шведы выиграли медали на юношеском чемпионате Европы. За это время их состав не претерпел изменений. Сборная Швеции оказалась единственной командой, укомплектованной только 19-летними хоккеистами. Ради победы в Анкоридже тренеры отказались от возможности подготовить резерв для будущего чемпионата, которой состоится через год в Финляндии.

Словом, в третьем туре мы встретились с самым сильным соперников, и поначалу шведы действительно были сильнее нас. Прежде всего они безошибочно играли в обороне, при потере шайбы своевременно откатывались в свою зону, брали под контроль всех наших игроков и при первой же возможности бросались в контратаку. Вскоре шведская команда дважды добилась успеха.

Мы все-таки внесли перелом в ход этого драматического матча. Перейдя на игру в три звена, наша команда взвинтила темп, а постоянные, хорошо продуманные перемещения игроков запутали шведов. В первом периоде мы были уже впереди — 3:2. Игра перешла в сложный психологический эндшпиль, когда от ребят требовалось не успокаиваться на достигнутом, не дрогнуть, проявить характер до конца. Все это наши хоккеисты выполнили.

Соперники были подавлены поражением. На пресс-конференции шведский тренер не скрывал слез обиды: «Выигрывать — 2:0 и проиграть! Это же непостижимо», - сокрушенно разводил он руками. Я понимал огорченного коллегу, выразил ему даже сочувствие, но не забыл при этом сказать, что шведы проиграли не норвежским или западногерманским хоккеистам, а сильной команде. 4 января выяснилось, что будущие серебряные призеры проиграли будущим чемпионам.

Игра с командой Норвегии, несмотря на сверхжесткое противодействие соперников, больше напоминала тренировку, чем официальную встречу. Мы выиграли со счетом 10:0, но при желании могли добиться и более крупной победы.

Должен признаться, что календарь для нас оказался удачным: после тяжелейшего матча со шведами у нас была возможность прийти в себя в игре с норвежцами, затем отдохнуть перед заключительным этапом.

Следующий матч — уже в новом году — предстоял с финнами. Прежде чем коротко рассказать о нем, хочу вспомнить, как мы встречали Новый год. Естественно, встречать хотели по московскому времени. Увы получилась небольшая накладка. 31 декабря в 23 часа, когда наши родные и друзья готовились садиться за праздничные столы, в Анкоридже было только 11 часов утра, и мы проводили тренировку. К 12 часам надеялись вернуться в отель, но где-то кто-то задержался, поэтому с Новым годом в буквальном смысле словам пришлось поздравлять друг друга в . . . лифте.

Но вернёмся к играм. Матч с командой Финляндии, состоявшийся 1 января, мы начали уверенно — в первом периоде счет был уже 4:1 нашу пользу. Но затем сами усложнили задачу, проиграв вторую 20-минутку — 0:1.

Обычно сборная Финляндии в юношеских и юниорских соревнованиях выступает хорошо. И на этот раз финны отличались хорошей техникой, грамотными действиями, но явно слабо были подготовлены физически, что лишний раз подтвердил третий период нашей встречи, выигранной сборной СССР со счетом 5:1. А общий счет — 9:3. Оставалось два матча — 2 января с командой ЧССР, через день — со сборной Канады.

К тому времени канадцы проиграли шведам, сыграли вничью с хоккеистами ЧССР, и за два тура до конца сложилась благоприятнейшая для нас ситуация — для завоевания золотых медалей нам достаточно было выиграть хотя бы один матч (в случае равенства очков учитывался результат личной встречи, а у основных конкурентов из Швеции, как я уже говорил, мы выиграли).

Возможность досрочно стать чемпионами сыграла с ребятами злую шутку. Думаю, что у многих игроков сохранились в памяти и осеннее крупное поражение от хоккеистов ЧССР. Не берусь судить, какая чаша перевесила, но факт остается фактом: даже наши ведущие игроки — Ивашкин, Федоров, Могильный — в день игры жаловались на бессонную ночь. Не лучшим было состояние и у других ребят. В их рассеянности, неуверенности мы убедились еще до начала матча. Не удивительно, что с первых же минут игры ошибки следовали одна за другой. Например, после грубого промаха защитника Юшкевича чехословацкий нападающий вышел один на один с Ивашкиным и открыл счет.

Во втором периоде мы перехватили инициативу и повели 2:1. Одна за две (!) секунды до второго перерыва ошибся другой защитник Юдин, и хоккеисты ЧССР сравняли счет. Тем не менее на отдых мы уходили уверенные, что в заключительном периоде своего добьемся, дожмем соперников.

Но едва он начался, как Гомоляко, стоявший на своем пятачке, не увидел выкатывающегося из-за его спины нападающего, позволив ему отобрать шайбу и забросить ее в ворота Ивашкина. Было от чего расстроиться. Решающую роль здесь играло уже не столько мастерство, сколько умение владеть собой. Мы бросились отыгрываться, но после одной из редких контратак сборной ЧССР счет стал 2:4. Темп стал ураганным — так быстро наши ребята не играли ни с одной командой. Нам удалось отыграть одну шайбу. Соперники в эти минуты заботились лишь о том, как выбросить шайбу подальше или, наоборот, прижать ее к борту.

За минуту до конца, при остановке игры в чужой зоне, мы заменили Ивашкина шестым полевым игроком, но . . . за 2 секунды до конца шайба влетела в наши пустые ворота — 3:5.

Конечно, ничего не было потеряно. Впереди был матча с канадцами, а это значит, что шансы на получение золотых медалей не утрачены. Тем не менее мы, тренеры, видели, как сильно подействовал на ребят проигрыш. Обстановка неожиданно осложнилась.

На следующий день у нас был выходной, и мы думали только о том, как вывести ребят из удрученного состояния. Думаю, нам это удалось. По крайней мере тренировка прошла на хорошем эмоциональном уровне, в отель возвращались с шутками, и у меня появилась уверенность в завтрашней победе.

Матч СССР — Канада был заключительным. Важным был результат и дневной встречи между сборными США и Швеции. Но все наши мысли были о вечерней игре. Не поверите, но счет предпоследнего матча узнали, только когда приехали во дворец спорта. Шведы выиграли и впервые обошли нас. Теперь все зависело от нашего матча. Ребята, конечно же, все понимали и без тренерских наставлений, поэтому на последней установке мы обошлись без традиционной накачки, без напоминания о значимости игры. Думаю, что это только пошло всем на пользу.

Соперники в лучшем случае могли рассчитывать на второе место. Но канадцы есть канадцы. Когда смотришь их игру, то создается впечатление, что о счете матча они просто не помнят, что им важнее сам процесс, а не результат — одинаково страстно играют и когда проигрывают, и когда крупно выигрывают.

 С нами они начали сверхжестко. Но ребята не дрогнули. Хотя первый период и закончился вничью (1:1), условия диктовала наша команда. После отдыха все встало на свои места: за 7 минут в ворота канадской команды было заброшено 5(!) шайб. На этом отрезке здорово сыграли многие нападающие — Сидоров, например, забил очень важный третий гол, - но особенно хотелось бы отметить Могильного, который забросил три шайбы.

Судьба матча, а точнее — всего чемпионата, была предрешена во втором периоде. Мы попросили своих игроков перевести игру в спокойное русло, постараться обезопасить себя от травм. Но канадцы заканчивали матч настолько грубо, что многие наши хоккеисты (Гордиюк, Могильный, Сидоров) травм не избежали. О характеры игры в последнем периоде можно судить хотя бы по такому примеру. За три минуты до финального свистка мы в очередной раз получили численное преимущество. Но ребята не захотели его реализовывать, а устроили под смех и аплодисменты зрителей игру в кошки-мышки: в средней зоне шайба точно передавалась друг другу, а метавшиеся соперники за две минуты ни разу не перехватили ее.

. . . Чемпионат окончен. Нашим хоккеистам вручены золотые медали, шведам — серебряные, а чехословацким хоккеистам — бронзовые. Лауреатами турнира признаны вратарь Ивашкин, нападающий Буре, защитник Петерссон (Швеция). Кроме того, в каждой команде определены три лучших хоккеиста. У нас специальных призов удостоены Буре, Могильный и Сорокин.

Думаю, на такую награду мог рассчитывать и Алексей Ивашкин из ЦСКА — лучший вратарь чемпионата. Он выступал почти во всех матчах, тем не менее пропустил только 14 шайб — лучший показатель. Второй наш вратарь из Липецка Максим Михайловский защищал ворота в играх с Норвегией и ФРГ (полтора периода). Но глядя на его действия на тренировках, мы были уверенны в том, что Максим может заменить Алексея в любой момент.

Отлично сыграли многие нападающие, особенно первое звено из ЦСКА Александр Могильный — Сергей Федоров — Павел Буре. Оно и само забросило больше всех шайб, и чаще всего задавало тон в игре, вело за собой остальных. Лучшим нападающим признан Буре, но настоящим вожаком все-таки, на мой взгляд, был Могильный. Думаю, только травма, полученная в первом матче и не до конца залеченная, не позволила ему полнее раскрыть свои богатые способности.

На фоне яркой игры партнёров по тройке хуже, чем мог, выступил Федоров, но в целом его действия принесли немало пользы.

Разочаровал центральный нападающий из челябинского «Трактора» Сергей Гомоляко. Думаю, он оказался просто неготовым к напряженному чемпионату, хотя в первенстве страны выступал хорошо. Понятное дело, когда не все получается у центрального нападающего, не клеится игра и у крайних форвардов. Тем не менее Ромак Оксюта из «Химика» прибавлял от игры к игре и в конце турнира выглядел не хуже лидеров, а Виктор Гордиюк («Крылья Советов») с самого начала играл в полную силу.

Тройка Андрей Сидоров (харьковское «Динамо») - Дмитрий Христич («Сокол») - Станислав Панфиленков (СКА МВО) первые матчи провела не уверенно, но разыгралась (особенно Христич) и в последних встречах действовала выше всяких похвал.

Добрых слов заслуживают московский динамовец Борис Быковский и его минский одноклубник Владимир Цыплаков. Как правило, они играли с Игорем Ивановым (СКА МВО), который в зависимости от обстоятельств выступал то в защите, то в нападении. Когда же наша команда оставалась в меньшинстве, то чаще всего мы выпускала Быковского и Цыплакова. На их плечи выпала тяжелая доля сдерживать соперников, отражать броски, освобождая от черновой работы своих лидеров, давая тем возможность отдохнут. Всего четыре шайбы, пропущенные в меньшинстве, свидетельствуют о том, как Быковский и Цыплаков справились с основным заданием.

А вот защитникам часто приходилось выслушивать упреки в свой адрес. Надежнее других сыграл горьковский торпедовец Сергей Сорокин. На второе место я поставил бы Сергея Зубова (ЦСКА), который, хотя и не обладает хорошей стартовой скоростью, успевал вовремя начать острую атаку, неплох в отборе.

Его одноклубник Игорь Малыхин провел чемпионат довольно ровно, но без блеска. Потенциальные возможности киевлянина Александра Годюнюка высокие, но в Анкоридже он их почему-то не раскрыл. С частыми ошибками провели чемпионат московский динамовец Александр Юдин и ярославский торпедовец Дмитрий Юшкевич.

Основная беда всех, без исключения, наших защитников — слабая тактическая подготовка, элементарные ошибки в простых ситуациях, незнание тонкостей игры в обороне. А ведь все они выступают в командах высшей лиги. Удивительное дело!

Далее. Никто из них не умеет как следует бросать по воротам. В этом наши защитники уступают всем соперникам, в том числе даже игрокам Норвегии и ФРГ. Интересно, что хоккеисты многих команд раскусили этот наш недостаток, поэтому в тех эпизодах, когда мы закрывали соперников в зоне, крайние нападающие не опекали наших защитников, а откатывались поближе к своим воротам, создавая там численное превосходство. . .

Отставание в умении бросать по воротам во многом объясняется, конечно, и низким качеством отечественных клюшек — при ударах по летящей шайбе они, как правило, разламываются. Об этому написано уже не раз, но сдвигов по-прежнему не видно. Поскольку улучшения качества советских клюшек не предвидится, то, наверное, хотя бы для сборных команды не следует скупиться на приобретение их за рубежом. . .

Чемпионат мира в Анкоридже закончился для нас успешно. Но это уже вчерашний день. А что будет завтра? Думаю, что у нас есть основания с оптимизмом готовиться к следующему чемпионату, которой состоится через год в Финляндии.

В Анкоридже перед нами стояла задача выиграть золотые медали, вернуть утраченное звание чемпионов. В то же время при подготовке к чемпионату, в ходе его мы преследовали и другую цель — проверить и обстрелять всех перспективных игроков. Нам это, считаю, удалось. Несмотря на уход по возрасту большой группы хоккеистов, у нас есть костяк новой команды. Сегодня я не хочу называть всех игроков, но думаю, что оставшиеся в сборной хоккеисты в следующем сезоне станут в ней основными действующими лицами, к которым мы добавим перспективных новобранцев. Главное, что в советском хоккее их немало. А время поможет отобрать лучших из лучших.

Первая страничка молодежных чемпионатов мира 1989 года
ТАБЛО ЧЕМПИОНАТА

26.12.1988. Канада - Норвегия 7:1 (2:1, 2:0, 3:0)
26.12.1988. Швеция - Чехословакия 5:3 (1:0, 2:0, 3:2)
26.12.1988. Финляндия - США 5:5 (4:1, 0:0, 1:4)
26.12.1988. СССР - ФРГ 15:0 (5:0, 4:0, 6:0)

27.12.1988. Чехословакия - Норвегия 7:1 (0:0, 5:1, 2:0)
27.12.1988. СССР - США 4:2 (1:1, 2:0, 1:1)
28.12.1988. ФРГ - Канада 4:7 (0:3, 1:1, 3:3)
28.12.1988. Швеция - Финляндия 6:2 (2:0, 3:2, 1:0)

29.12.1988. Канада - США 5:1 (2:0, 2:0, 1:1)
29.12.1988. Финляндия - Норвегия 9:3 (4:0, 1:2, 4:1)
29.12.1988. Чехословакия - ФРГ 11:1 (0:0, 7:1, 4:0)
29.12.1988. СССР - Швеция 3:2 (0:1, 1:1, 2:0)

30.12.1988. США - Чехословакия 5:1 (2:0, 2:1, 1:0)
30.12.1988. СССР - Норвегия 10:0 (1:0, 5:0, 4:0)
31.12.1988. Швеция - Канада 5:4 (0:1, 2:2, 3:1)
31.12.1988. ФРГ - Финляндия 3:5 (1:2, 0:3, 2:0)

01.01.1989. Канада - Чехословакия 2:2 (0:1, 1:1, 1:0)
01.01.1989. Норвегия - Швеция 1:9 (1:1, 0:6, 0:2)
01.01.1989. США - ФРГ 15:3 (3:1, 5:0, 7:2)
01.01.1989. СССР - Финляндия 9:3 (4:1, 0:1, 5:1)

02.01.1989. Чехословакия - СССР 5:3 (1:1, 1:1, 3:1)
02.01.1989. США - Норвегия 12:4 (3:2, 5:2, 4:0)
03.01.1989. Финляндия - Канада 3:4 (0:0, 2:1, 1:3)
03.01.1989. ФРГ - Швеция 0:9 (0:4, 0:1, 0:4)

04.01.1989. Канада - СССР 2:7 (1:1, 1:3, 0:3)
04.01.1989. Норвегия - ФРГ 4:2 (1:2, 3:0, 0:0)
04.01.1989. Финляндия - Чехословакия 2:7 (1:1, 1:3, 0:3)
04.01.1989. США - Швеция 1:3 (0:1, 1:1, 0:1)